Появилась альтернатива. Путь к сдерживанию Нетаниягу может быть коротким

Израиль на этой неделе с радостью принимал Джозефа Байдена-младшего, и это правильно. Есть большая вероятность, что Байден – последний американский президент-демократ, который по-настоящему любит нас. Он из поколения, которое исчезает. Поколения, выросшего на уроках Второй мировой войны и Катастрофы евреев Европы, поколения, которое видит в Израиле некое воплощение западно-либеральной мечты в сердце Леванта.

Одновременно с уходом этого поколения и в Израиле либеральное западничество ослабевает, исчезает в пользу религиозного консерватизма, отчасти мессианского, ультраортодоксально-националистического.

«Иерусалимская декларация», подписанная президентом Байденом и премьер-министром Лапидом, – впечатляющий и важный документ, но он может вскоре потерять актуальность: в нем подчеркиваются «общие ценности» Израиля и Соединенных Штатов.

Но эти ценности больше уже не «общие». Все больше израильтян уже не считают ценностью демократию и либерализм, и уж точно сомневаются в таких западных ценностях как права и  свободы человека. Это причина, которая отдаляет Демократическую партию от Израиля, это причина, которая отдаляет некоторых американских евреев от Израиля.

Не нужно считать это пустяком: отношения с Соединенными Штатами и стратегический тыл, который дает нам американское еврейство, являются самым важным активом для нашей национальной безопасности. Это наша единственная международная, военная, технологическая и моральная опора. Это наш страховой полис.

Путь, по которому нас тащит Биньямин Нетаниягу и его «лагерь верующих», – это путь, который уводит нас от США и западного мира. Это не будет первый случай в истории, когда экстремизм и национализм приводят к катастрофе, и, надеюсь, мы сумеем вовремя затормозить.

Премьер-министр Лапид в чем-то уступает Нетаниягу, а в чем-то превосходит его. Но прежде всего Лапид – человек порядочный, не любит подарки, презирает грязные приемы и ножи в спину. Какая разница на фоне отвратительных описаний из зала иерусалимского окружного суда: миллиардеры, стонущие под тяжестью требований подарков. Как стало известно, Милчен прислал Лапиду букет цветов после того, как тот был назначен министром финансов, а Лапид вернул букет отправителю.

Это была особенно плохая неделя для Нетаниягу. Показания Хадас Кляйн катастрофически уронили его имидж. Достоверные и подробные описания образа жизни этой семьи, ее немыслимого гедонизма, всегда за счет других, вызвали острую общественную реакцию и в правых кругах. Жалкая попытка адвоката Амита Хадада разрушить доверие к свидетельнице, прежде всего, разрушит доверие к нему самому.

Потом был союз между Бени Ганцем и Гидеоном Сааром, который грозится отобрать у Нетаниягу его основную линию предвыборной кампании – против Лапида. Контакты между Сааром и Ганцем продолжались много месяцев, так как было ясно, что правительство не выживет. Доверие между ними строится медленно, но верно. Союз основан на углубленных опросах, указывающих на странный факт: «мягкие» правые избиратели без видимых причин очень любят Ганца.

Добавление Саара, Элькина и их друзей к Ганцу может дать необходимый импульс разочарованным ликудникам, которые сыты по горло Нетаниягу, поможет им найти себе новый дом. Опросы в партиях Ганца и Саара показали, что риск минимален. Союз между ними может не взлететь, но скорее всего не разобьется. Посмотрим.

Основополагающая идея этого союза – остановить Нетаниягу. У кампании Нетаниягу всегда есть одна главная проблема: как разжечь «бибистов», базовый электорат, с одной стороны, но не оттолкнуть более мягких и мыслящих государственно правых, с другой.

Эту проблему можно увидеть и на этот раз: в то время как оголтелые продолжают кричать о том, как они намерены разрушить власть закона на следующий день после великой победы, Нетаниягу и более умеренные проявляют великодушие и сдержанность и пытаются убедить нас, что этого не будет или, по крайней мере, не произойдет с таким грохотом.

На последних выборах около 300 тысяч избирателей правого лагеря перешли к Гидеону Саару или просто остались дома. В текущем раунде положение Нетаниягу в контексте этой проблемы особенно благоприятно. Он мог бы произвести одним простым месседжем двойной эффект: «это или Биби, ультраортодоксы и Смотрич, или Лапид и арабы».

Этот месседж должен был заставить сотни тысяч людей, у которых от культа личности Нетаниягу переворачиваются кишки, заткнуть нос и все-таки проголосовать за него. Правда, отвращение к Нетаниягу становится невыносимым, но мысль об «Объединенном списке» (нет, Лапид не будет сидеть с ними в правительстве) еще более отвратительна. А проще говоря: Биби все еще лучше, чем Тиби.

Что ж, теперь есть альтернатива. Ганц и Саар, если предположить, что они будут укрепляться, могут стать основой для формирования правительства. Ультраортодоксы любят и того, и другого.

Если Нетаниягу снова застрянет с менее чем 61 мандатом, открыты все варианты, включая Лапида в качестве второго премьер-министра по ротации. Шансы на то, что блок Нетаниягу переживет такое событие, невелики. Шансы на то, что Нетаниягу, наконец, поймет, что он должен стремиться к сделке о признании вины, высоки. Вероятность того, что удушающая хватка этой семьи в стране прекратится, вполне реальна.

И еще: создание новой партии лишило «Ямину» Айелет Шакед ее усохшего электората. При всей огорчительности этого факта никто не сомневается, что если Шакед преодолеет электоральный барьер, у Нетаниягу будет правительство.

Шансы, что кто-то из лагеря «только не Биби» проголосует за нее, невелики. Шансы, что кто-то из лагеря Нетаниягу проголосует за нее, еще ниже. Если Шакед останется вне кнессета, а партия Саара–Ганца выстоит и наберет силу, путь к окончательному сдерживанию Нетаниягу будет коротким. И наоборот.

Только что написал(а)
смотреть
author
пишет сообщение