«Нас немного обманули»: в чем пленные россияне раскаиваются в Украине

В Украине пленных российских военных содержат в тюрьмах и СИЗО. Обеспечивают питанием, книгами, прогулками. Корреспондент DW пообщалась с пленными и узнала, как к ним относятся.

Второй этаж в следственном изоляторе выделен для военнопленных россиян. Их содержат отдельно от других заключенных ради безопасности самих же пленных. По этой же причине DW не может называть, где именно расположен изолятор.

В одной из камер семеро мужчин разного возраста выстраиваются в ряд, когда заходят охранники. Визиту журналистов пленные не удивляются, говорят, что к ним каждую неделю приходят представители ООН или Красного Креста. Россияне утверждают, что все они — контрактники, и охотно рассказывают свои истории.

«За доброе дело идем воевать»

«Честно говоря, нас немного обманули. Изначально было обещано, что мы будем заниматься гуманитаркой, — говорит Роман из города Выборг Ленинградской области. — Меня сразу бросили в темную на передовую». Роман получил ранение в бою в Харьковской области. По его словам, его забрали украинские военные и оказали первую помощь.

Другой военнопленный — рядовой танковых войск Артем — рассказывает, что сознательно решил принять участие в войне против Украины, по его словам, «спецоперации», после того, как увидел «рассылку в интернете». По приглашению в объявлении поехал в Донецк, там за два-три дня выучился на водителя танка Т-72 и был направлен под Запорожье. Танк подбили, Артем попал в плен к полку «Азов». Россиянин уверяет, что его кормили, давали сигареты и добавляет: «Не видел никаких фашистов».

На вопрос, зачем же уехал воевать в Украину, Артем отвечает: «Да насмотрелся… У нас, знаете, по телевизору очень красиво рассказывают, якобы мы за правое дело идем воевать, а на самом деле это совсем не так. Только здесь глаза открылись». Российскую армию он называет «мародерами и убийцами», говоря о российских военных отстраненно — «они».

Быт военнопленных

В камере пленных старая мебель, тесно, но чисто. На общем столе пластиковая посуда — у каждого своя, а ложки и вилки — металлические. Охранники объясняют: у обычных заключенных в СИЗО все столовые принадлежности — пластиковые, из соображений безопасности. Но с пленными проще: они неагрессивны, бежать им некуда, они просто ждут обмена.

Пока мы общаемся с пленными, начинается обед: заключенный-украинец под наблюдением охранника разливает борщ и накладывает кашу в посуду, которую пленные протягивают через специальные проемы в двери каждой камеры. На завтрак была кукурузная каша с мясом, сообщают пленные. По распорядку, который висит в коридоре, питание в изоляторе — трехразовое. Также у военнопленных есть прогулки, ежедневное мытье в бане, личное время.

«Уходите отсюда, вам нечего здесь делать»
В еще одной камере — трое молодых парней, которым 20-21 год. На столике рядом с кроватями — стопка книг: Куприн, Тургенев, томик Джеймса Олдриджа на украинском. Пленные говорят, что в свободное время читают детективы и романы.

20-летний Дмитрий признается, что его моральное состояние «оставляет желать лучшего». Парень уверяет, что не заметил, как 24 февраля из Белгородской области России попал в Украину: «Нам не говорили, куда мы едем. Все уже узнали, что на территории Украины, когда увидели номерные знаки, флаги… Спросил командира, что мы здесь делаем? Получил соответствующий ответ: «Не задавай лишних вопросов, поезжай прямо». Дмитрий сложил оружие и сдался в плен 27 февраля под Прилуками на Черниговщине после того, как его танк подбили.

Олег из Карелии рассказывает, что возобновил контракт с Вооруженными силами РФ в марте. «Насмотревшись новостей, я верил, что мы едем помогать, что националисты здесь, идет война, своих убивают, мучают», — говорит молодой человек. Когда приехал на Харьковщину, его ожидания не оправдались: «Националистов здесь я не увидел ни одного. Люди, когда мы заходили в деревни, откровенно нам говорят: «Уходите, вам нечего здесь делать». Вот такое давление. Вроде ты им и гуманитарку завозишь…».

Олег рассказывает, что на момент подписания контракта ему обещали обучение и службу в тылу, но через три дня отправили брать в окружение Харьков. Он был командиром взвода и утверждает, что его подразделение пыталось вернуться из Харьковщины в Россию, но командование запретило. В какой-то момент Олег с подчиненными остался без связи с командованием. Впоследствии недалеко от села Веселое на Харьковщине их взяли в плен бойцы ВСУ.

Можно ли верить военнопленным?
Все военнопленные, с которыми пообщалась DW, уверяют, что раскаиваются в участии во вторжении на территорию Украины, что не обстреливали мирные села и города. Доказательств совершения военных преступлений ими следователи не обнаружили. Пленных проверяли на детекторе лжи.

Сотрудники СИЗО рассказывают историю сержанта Вадима Шишимарина — его держали в этом же изоляторе. Только на детекторе лжи россиянин признался, что стрелял в мирного жителя Сумщины и убил его. 23 мая Шишимарин был приговорен к пожизненному заключению.

Сколько стоит содержание военнопленных
В разговоре с DW ни один из военнопленных не пожаловался на плохие условия содержания или негуманное отношение. «Каждый день заходят, спрашивают, нужно ли что-то — без вопросов. Если есть возможность, нам это предоставляют. Питание сбалансированное», — говорит Роман из Выборга.

По данным министерства юстиции Украины, только на питание, одежду, средства гигиены и коммунальные платежи для одного военнопленного требуется 3000 гривен в месяц (около 6400 рублей в пересчете). Плюс расходы на медицинское оборудование, лекарства, зарплату персонала.

В то же время замминистра юстиции Елена Высоцкая заверила DW, что такие расходы оправданы, ведь условия содержания военнопленных должны соответствовать Женевской конвенции, а живые и здоровые российские пленные, по ее выражению, — необходимый обменный фонд для возвращения домой пленных украинцев из России и с подконтрольных ей территорий.

Отношение к пленным в Украине и России
По словам главы миссии ООН по правам человека в Украине Матильды Богнер, наблюдатели ООН располагают информацией о ненадлежащем отношении и пытках в отношении российских военных непосредственно после их взятия в плен. При этом Богнер подтверждает, что в СИЗО, где российские военнопленные содержатся вплоть до обмена, условия удовлетворительные.

В то же время представители миссии ООН говорят о нарушениях в обращении с украинскими военнопленными в России и на подконтрольных РФ ОРДЛО как сразу после взятия в плен, так и в местах их содержания: «Там они так же могут подвергаться пыткам. Насколько мы понимаем, условия могут быть плохими: недостаток пищи, антисанитария, грубое отношение со стороны тюремных надзирателей». В ООН призывают обе стороны гуманно относиться к военнопленным и сдерживать эмоции.

О том, сколько всего пленных российских военных в Украине, официальной информации нет. К тому же их число постоянно меняется из-за регулярных обменов. «Надежда умирает последней», — говорит 20-летний россиянин Дмитрий, также надеясь на обмен. После трех месяцев в плену он хочет вернуться домой и больше никогда не служить в армии.

Только что написал(а)
смотреть
author
пишет сообщение