«Ломал стулья, когда посмотрел». Запрещенный в Беларуси фильм о Лукашенко в свободном доступе до 15 мая — о чем он и как за него отомстили

В 1996 году белорусский режиссер Юрий Хащеватский снял сатирический фильм об Александре Лукашенко, который впоследствии запретили в Беларуси. После премьеры на Хащеватского напали и сломали ему ноги (по другой версии в результате нападения он получил тройной перелом одной ноги).

Один из спикеров в этом фильме Юрий Захаренко был похищен и убит, а еще одного — Александра Федуту в 2021 году задержали за «попытку госпереворота».

Издание Настоящее время выложило фильм Хащеватского, получивший приз Берлинского кинофестиваля и российскую премию Сахарова, в свободный доступ до 15 мая. НВ рассказывает, о чем этот фильм и какими были последствия его создания для его режиссера и персонажей.

Обещал стать диктатором
В начале фильма показаны кадры с Лукашенко у ворот Аушвица и другие кадры из лагеря смерти, на фоне которых звучат слова будущего белорусского диктатора: «История Германии — это слепок истории в какой-то степени Беларуси, на определенных этапах. В свое время Германия была поднята из руин благодаря очень жесткой власти. Не все только плохое связано в Германии было с Адольфом Гитлером. Я подчеркиваю, что не может быть в каком-то процессе или в каком-то человеке все черное или все белое. Есть и положительное. Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти. Ведь немецкий порядок формировался веками и при Гитлере это формирование достигло высшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента».

В следующей сцене Лукашенко во время предвыборной кампании говорит журналистке, что, если станет президентом, в первую очередь будет «разбираться с жуликами в правительстве», а состоящая преимущественно из пенсионеров аудитория ему аплодирует.

Тем временем голос диктора отмечает, что до окончания второго тура президентских выборов оставалось несколько часов, и на тот момент кандидат в президенты Александр Лукашенко «обнародовал свою программу-минимум — сначала разобраться с жуликами, и программу-максимум — потом разобраться со всеми остальными».

Диктор саркастически отмечает, что «потрясенный электорат» «рыдал и за журчанием слез не услышал главное — второй части программы будущего президента».

Лукашенко-«антикоррупционер»
Станислав Шушкевич, возглавлявший в 1991—1994 годах Верховный Совет Беларуси в фильме объясняет избрание Лукашенко тем, что он был «человеком из глубины народа», что импонировало электорату.

«Но это единственное не сработало бы. Еще второе — мы же получили инструмент демократии. Вот я считаю, что зерна демократии, они были брошены в слабо очищенную почву, либо мутировали», — добавляет он.

После этих слов диктор отмечает, что «в представлении многих людей Беларусь была похожа на теплый парничок», в котором жизнь шла своим чередом, но «с запада подползало коварное НАТО», «на севере угрожал разгул прибалтийской демократии», а «на востоке бурлила нефтью и исходила газом великая Россия».

«В самом парничке старая белорусская номенклатура тщательно унавоживала почву и постепенно, не торопясь, выращивала демократию», — добавляет диктор.

Он отмечает, что процессом перехода Беларуси к демократии руководил на тот момент премьер страны Вячеслав Кебич.

Дальше диктор рассказывает об «ошеломляющем открытии» белорусского парламента — «в стране, оказывается, воровали». Он объясняет, что это «открытие» было связано с тем, что номенклатура решила, что президентом должен стать Кебич, а «Шушкевич — физик и либерал, политический романтик — мешал», так как был вероятным претендентом на президентский пост.

«Поэтому-то и возник председатель комиссии по борьбе с коррупцией депутат Александр Лукашенко», — объясняет диктор.

Следующий спикер, начальник главного управления службы контроля президента Беларуси с июля 1994 по апрель 1996 года Олег Игнатенко, говорит, что у Лукашенко не было никаких серьезных материалов.

«Я за 10 минут до его выступления привез ему тезисы выступления вместе с приложением документов, подтверждающих эти тезисы. И когда он начал зачитывать и не назвал некоторые фамилии, то я понял — он оставил у себя в запаснике эти фамилии для того, чтобы потом этими людьми управлять. И я понял тогда, насколько это опасный человек», — говорит в фильме Игнатенко.

По словам диктора, Лукашенко, «сыграл в подкидного дурака» с Шушкевичем, «обвинив спикера в присвоении ящика гвоздей».

Победа на выборах
Затем в фильме показан фрагмент интервью с нынешним белорусским диктатором, который утверждает, что был единственным реформатором в Беларуси.

«Я и пленумы ЦК КПСС готовил, несмотря на мою молодость, — Горбачев приглашал часто в Москву, мы проработки делали, я рецензировал 500 дней Явлинского … я был известным человеком в свое время, но молодым еще», — рассказывает Лукашенко о начале своей политической карьеры.

После этого диктор отмечает, что празднование Кебичем «первого успеха в своей предвыборной кампании» было наивным, так как он не знал, «что Лукашенко еще себя покажет».

Дискредитировав Шушкевича, Лукашенко смог в прямом эфире телевидения убедить электорат в том, что «для того, чтобы раз и навсегда покончить с коррупцией, его, Александра Григорьевича, должны раз и навсегда избрать президентом».

Следующий спикер в фильме Александр Федута, который с июля 1994 по январь 1995 года был начальником управления общественно-политической информации Администрации президента Беларуси, рассказывает о событиях сразу после победы Лукашенко на выборах.

«Мы долго его ждали после второго тура. Мы сидели все в его бывшем кабинете председателя парламентской комиссии по борьбе с коррупцией, мы надеялись на то, что вот он приедет. Он должен был приехать к шести часам вечера. С шести до девяти мы ждали его. Потом решили расходиться. В этот момент он приехал. Ну, конечно, он был на родине, восторженные толпы народа, победитель. А мы все сидели здесь и ждали. Потому что нужно было, чтоб он сказал, что дальше. Он приехал и сказал: „Ну что? Вот с завтрашнего дня приходите ко мне и говорите, кто что хочет получить“».

В следующих кадрах показано принятие Лукашенко присяги, а диктор отмечает, что «хотели все и хотели многого», после чего приводится цитата белорусского диктатора после его избрания: «У меня есть нормальные талантливые люди, которые займут ключевые посты».

«Вы знаете, он меня подкупил искренностью при общении, вот эта искренность она сейчас вводит в заблуждение людей. Я сейчас, когда узнал, что собой представляет Александр Григорьевич, я понял, что сама форма его и содержание — это совершенно противоположные понятия», — говорит следующий спикер в фильме — министр внутренних дел Беларуси с августа 1994 по ноябрь 1995 года Юрий Захаренко.

На вопрос, осознает ли это сам Лукашенко, Захаренко отвечает: «Я думаю, он в меньшей степени об этом задумывается, потому что он упоен этой властью, он упоен желанием взять абсолютную власть. И притом я даже пришел к убеждению, что методы здесь и средства, они безразборны».

Усиление власти Лукашенко и смена государственной символики
Диктор отмечает, что уже через два года после первой пресс-конференции в качестве президента Лукашенко решил, что ему не хватает полномочий.

«Сегодня президент обладает … царскими полномочиями по Конституции для того, чтобы решать эти проблемы», — цитируется в фильме одно из выступлений белорусского диктатора.

Лукашенко также призывал бороться с инфляцией таким образом, «чтоб было выгодно инвестировать свои средства туда, куда я говорю».

В еще одном публичном выступлении он заявляет, что сказал белорусским предпринимателям: «Вы из меня выбивать реформы не будете. Я вас привяжу к президенту и его политике настолько, что, если вы меня утопите, утонете и вы вместе с ним».

«Через два года бизнес утонул, а президент — нет. Президенты не тонут», — констатировал диктор.

После этого в фильме рассказывается о смене государственной символики Беларуси.

«Именно с этой целью на крышу резиденции президента был заброшен отряд особого назначения под командованием управделами Ивана Ивановича Титенкова. Новый красный флаг водрузили, а старый — бело-красно-белый — здесь же порвали на куски и Иван Иванович на каждом поставил свою подпись», — говорит диктор, комментируя соответствующие кадры.

Отмечается также, что впоследствии эти куски продавали по $100 за штуку.

Смену государственной символики прокомментировал экс-глава МВД Беларуси Захаренко.

«Я позвонил, говорю: «Александр Григорьевич, что вы делаете? Да, народ так решил, надо сделать красиво. Это все равно история, это история — ее ж не выбросишь. Давайте сделаем почетные караулы, оркестр, президент сам снимет флаг, опустит, поднимет новый. Этот флаг положим в музей — пусть лежит. Надо уважать традиции, надо уважать историю. Но кромсать, рвать и ставить свои росписи — это не то что безнравственно, это попахивает больше каким-то скотством», — сказал он.

Ностальгия по СССР, связи с РФ и президентский фонд
Иронизируя над сменой символики на близкую к советской, диктор говорит, что белорусы «дружными рядами зашагали в наше будущее, которое, как оказалось, находилось в нашем прошлом».

Сам Лукашенко, комментируя Беловежские соглашения, констатировавшие распад СССР, заявил, что их подписанты «в разной степени будут прокляты».

«Мы обречены жить вместе. Мы просто обречены на это. И вопрос состоит в том, кто сблизит эти народы», — заявлял также белорусский диктатор.

Затем в фильме показан ритуал открытия границы между Беларусью и РФ.

«К тому времени под опекой знакомого нам Ивана Ивановича уже была создана некая фирма под названием Торгэкспо, уже освободили ее от таможенных пошлин и уже погнала она братьям-славянам реки дешевой импортной водки, чтоб пили за дружбу. … Вот так, тяжело и мучительно, рождался внебюджетный президентский фонд, заначка, подконтрольная только особо доверенным лицам», — отмечает диктор.

«Всюду враги»
Так как правление Лукашенко не привело к экономическому подъему, ему пришлось искать этому какое-то объяснение.

«Представьте себе, что в течение 40 минут каждое утро вы начинаете с того, что вам на стол кладутся сводки КГБ. Всюду враги. Вы начинаете день не с беседы с министром экономики, а с беседы с госсекретарем совета безопасности, очень хорошим человеком. Но ничего чрезвычайного в стране еще не произошло, а вы уже настраиваетесь на то, что вчера могло что-то произойти, за ночь. Как будто вас бы не разбудили в резиденции, вам бы не сказали, что произошло. И чрезвычайным будет любой факт, любой слух», — рассказывает об образе мышления белорусского диктатора через три года после его первого избрания Александр Федута.

Так, став президентом, Лукшенко начал «раскрывать заговоры».

Далее приводится комментарий Лукашенко журналистам перед отъездом в Москву:

«Едешь с определенными вопросами, а думаешь о другом, к сожалению. В Верховном Совете какое-то заговорщицкое такое ядро из бывших генералов, ну, в общем, из бывших. Я же это вижу».

Диктор отмечает, что «это был первый заговор», раскрытый президентом, а через год в число заговорщиков попал и глава МВД генерал Юрий Захаренко.

«Я начал оглядываться где-то уже на эту ситуацию, что мы не туда идем, уже на втором полугодии нахождения в должности. Я пытался всячески повлиять на президента. Наверное, я остался один из немногих, которые говорили ему правду. Ту правду, нехорошую правду, которая била по самолюбию президента, но я говорил. … Президент говорит: „Ты должен выполнить мой любой указ“. Я ему говорю: „Александр Григорьевич, людей расстреливать я не буду. Конституцию нарушать я не буду“. „Если ты не выполнишь мой любой указ, тебе наденут наручники“. Это запугивание или не запугивание? Это стиль руководства президента. Более слабые ломаются. Более сильных добивают. И делается послушная машина государственная, бездумная, щелкающая каблуками. Это страшно. Это страшнее фашизма», — описывает Захаренко свой опыт сотрудничества с Лукашенко.

Диктор добавляет, что еще одним врагом Лукашенко стала оппозиция, обнаружившая коррупцию в команде президента. Также он негативно относился к критическим публикациям в СМИ, но некоторое время ограничивался только угрозами.

«Я постоянно получал информацию о подготовке лидеров свободных так называемых профсоюзов, которые устроили вот эту бучу в соседней Польше под эгидой Солидарность, консультировали их представители американских профсоюзов, комиссары, вояжеры, эмиссары прибывали в Республику Беларусь для того, чтобы взорвать эту ситуацию, которая существует в нашем государстве», — приводится в фильме заявление Лукашенко.

«Главными виновниками своих бед» Лукашенко считал представителей стран Запада. При этом диктор отмечает, что в конце 1994 белорусский диктатор «вел тонкую дипломатическую игру и не спешил говорить Западу, что о нем думает».

«Скажет он это позже — когда лично разоблачит „заговор“ натовских послов», — добавляет диктор.

«Вы же обратите внимание, что практически все правоохранительные органы, которые подчинимые руководителю государства, работают на собирание компромата на своих оппонентов для того, чтобы ими можно было управлять. Более того, они собирают компромат на тех, кто окружает его, для того, чтоб можно было тоже, как марионетками управлять этими людьми, чтоб они безропотно подчинялись его воле. Другими методами, законными, он управлять людьми не может, кроме силовых, запугивания и постоянного вот такого дамоклового меча, который висит над этими людьми. Свое окружение президент ориентирует так — если не мы справимся с ситуацией, то нас всех уничтожат, нас уберут. … Вот это формула основная, которой он пытается убедить свое окружение — что мы все связаны одной веревочкой и будем все отвечать», — рассказал бывший начальник главного управления службы контроля президента Беларуси Игнатенко о методах руководства Лукашенко.

Насилие против протестов
Еще одна цитата белорусского диктатора, которая приводится в фильме: «Я свое государство за цивилизованным миром не поведу».

После этого в фильме показаны кадры с подготовкой спецназа и солдат и обещание Лукашенко «сказать свое слово, притом жестко» в случае беспорядков.

Следующие сцены в фильме — мирное шествие с бело-красно-белыми флагами 26 апреля 1996 года — в десятую годовщину аварии на ЧАЭС. Это шествие было запрещено, но запреты и силовики остановить его не смогли. Во время стычек с силовиками протестующие перевернули несколько автомобилей милиции, а силовики били протестующих резиновыми дубинками.

«Воинствующий маразм у нас распоясался до предела, и во главе этого маразма стоит наш президент. Это ужасная ситуация и над демократией в Беларуси, над конституционностью в Беларуси, над законностью в Беларуси нависла серьезная угроза», — комментирует в фильме разгон акции бывший спикер Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич.

Диктаторские амбиции
Следующие кадры фильма — открытие выставки в центре которой размещен гобелен с изображением Лукашенко в образе пророка.

«Вот она — жизнь. Вот оно искусство — истинное», — комментировал белорусский диктатор гобелен с самим собой.

«Мастер работал над своим произведением много-много лет. Он изобразил великих просветителей, философов, выдающихся деятелей культуры, политиков. В центре, как и подобает, был господь бог. Что же касается Александра Григорьевича, то, хотя он и появился слишком поздно, художник вовремя сориентировался и успел-таки приделать президента с краю», — описывает «гобелен века» диктор.

Следующие несколько сцен фильма проводят параллели между Лукашенко и советским диктатором Иосифом Сталиным и немецким — Адольфом Гитлером.

«Я вам это еще раз повторяю — не обращайте никакого внимания на шантаж со стороны отдельных политиков и депутатов. У нас есть свобода, а не псевдосвобода, и выражаться она будет только в свободе работать, получать за свой труд, а произведенное продавать там, где человек считает нужным», — приводится в фильме цитата из выступления Лукашенко.

Ее диктор сравнивает с лозунгом «Труд освобождает», размещенным над входом в Аушвиц.

Далее следует еще несколько сцен, ассоциирующих белорусского диктатора со Сталиным и Гитлером.

«Власть сосредотачивается в одних руках. И стоит только человеку этому быть психически неуравновешенным — и все. И самое страшное, что у Александра Григорьевича уже прозвучали слова и Гитлер, и концлагеря, это очень опасно», — приводится в фильме цитата в комментарии для ОРТ Семена Шарецкого, председателя Верховного Совета Беларуси с января 1996 года.

Фильм заканчивается еще двумя цитатами белорусского диктатора. «Не волнуйтесь, пожалуйста, о сроках президентства Лукашенко. Лукашенко будет президентом 12 лет. Я уже об этом говорил», — обещает он в первой.

Вслед за ней звучит цитата Лукашенко о Гитлере и «немецком порядке», прозвучавшая в начале фильма, на фоне кадров с белорусскими военными и колючей проволокой.

Потом показаны кадры с акции протеста, на которой белорусы выражают возмущение своим диктатором и прогнозируют, что «потом будет хуже».

Преследования и убийство режиссера и снявшихся в фильме спикеров
Режиссер Обыкновенного президента Юрий Хащеватский после премьеры фильма подвергся нападению в собственной студии. По данным Настоящего времени, нападавшие сломали ему ноги.

Сам Хащеватский в интервью Gazeta.ua в июле 2007 года говорил, что во время нападения «сломали мне в трех местах ногу, нос, было сотрясение мозга. Забрали сценарий фильма Время Чжоу Эньлая и кассету из видеомагнитофона. Жена потом смеялась: „Это, наверное, были хунвейбины, потому что ты о китайцах кино делаешь“».

Он также рассказал, что знал, что Лукашенко не даст ему интервью и попросил взять у него интервью «своего друга, красноярского журналиста Гену».

«Лукашенко выходил на российскую политическую арену и был заинтересован в российской прессе. Интервью назначили через два дня. Мы с Геной в это время пили и придумывали вопросы. А с „бацькой“ хорошо говорить. Он общается по принципу „Остапа понесло“. Спустя сутки после интервью наверху поняли, что Лукашенко сказал лишнее. Требовали у Гены вернуть материал. Рассказывали, что „бацька“ ломал стулья от злости, когда посмотрел этот фильм», — вспоминал также режиссер.

Экс-глава МВД Беларуси Юрий Захаренко пропал без вести в 1999 году. В 2019 году бывший сотрудник спецподразделения спецназа из Беларуси Юрий Гаравский заявил в интервью DW, что участвовал в убийстве Захаренко и еще двух человек: экс-главы Центризбиркома Виктора Гончара и его друга, бизнесмена Анатолия Красовского, который поддерживал белорусскую оппозицию.

В Беларуси Захаренко был признан пропавшим без вести, признать его мертвым власти отказались. Семья Захаренко — жена, две дочери и внуки — получили политическое убежище в Германии.

Александр Федута, политолог и бывший начальник управления общественно-политической информации Администрации президента Беларуси, который также является автором биографии Лукашенко, в апреле 2021 года был задержан белорусским КГБ. Вместе с ним задержали адвоката и члена партии БНФ Юрия Зенковича, который живет в США, и бывшую сотрудницу его юридической фирмы Ольгу Голубович. Их обвинили в «заговоре» с целью «захвата государственной власти». Кроме того, в российском ФСБ утверждают, что Зенкович и Федута планировали «военный переворот по отработанному сценарию цветных революций» и якобы собирались привлечь «местных и украинских националистов». Также по этому делу задержали главу партии БНФ Григория Костусева.

В КГБ Беларуси заявили, что задержанным грозит до 12 лет тюрьмы.

Только что написал(а)
смотреть
author
пишет сообщение