Картина маслом: Третьяковка ответит за отдых ваххабитов

  • Картина маслом: Третьяковка ответит за отдых ваххабитов

Скандал с появлением на экспозиции в одном из главных государственных музеев России картины с "романтическими боевиками" набирает обороты. Теперь и самим автором "творчества", прославляющим, по мнению юристов, терроризм, и руководством Третьяковки, считающим подобное допустимым, займётся прокуратура.

Возможно, появление в Новой Третьяковке художества Алексея Каллимы под названием «Между случайностью и необходимостью», изображающего привал персонажей специфической наружности, не приобрело бы такого шума.

Потому как картина, прямо скажем, на любителя.

Оранжевый фон, написано углём.

Один бородач с голым торсом, в трениках и кроссовках лежит, раскинув руки, – спит, положив ладонь на АК-74. Другой, в спортивном костюме, сняв кроссовки, стоит на коленях на коврике перед открытой книгой – по-видимому, молится.

На картине изображены два товарища, отдыхающие между боями, о чём нам говорят отложенные автоматы Калашникова: это и есть состояние «между»,

– объясняет в аудиогиде сам автор.

Сколько посетителей её увидело и сколько из них пристально рассмотрело, сложно сказать.

Но это была первая выставка Новой Третьяковки после снятия ограничительных мер, она длилась с 3 июля по 6 сентября – до, кстати, годовщины начала трагических событий в Чечне, когда в 1991-м сторонники Дудаева напали на Верховный совет республики (тогда ещё – Чечено-Ингушской АССР).

Однако кураторы экспозиции дали совершенно недвусмысленное объяснение, которое, попав в соцсети, вызвало скандальный резонанс:

«Каллима разрабатывает многосерийное повествование сродни эпосу, героями которого являются боевики-горцы, узнаваемые по таким атрибутам, как бороды, кроссовки и костюмы Adidas. Изображены они в романтизированной манере».

«Это уже серьёзный симптом»

В общем, романтики-ваххабиты в Третьяковке, если коротко.

Странно?

Да нет, в принципе, если учесть, что ещё до пандемии в этом же учреждении культуры (на минутку, государственном, одном из крупнейших в России, сокровищнице русской живописи, как называют Третьяковскую галерею) экспонировали работы бывшего директора Одесского художественного музея Александра Ройтбурда.

Того самого «деятеля искусств», который назвал трагедию в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая 2014-го «днём победы», когда «украинские патриоты спасли город от большой беды».

Если кто забыл, в пожаре, устроенном тогда радикалами, погибли десятки людей, которых заперли в здании и заживо сожгли там. Следственный комитет России вообще-то уголовное дело возбудил по факту массовых убийств, а у нас – пожалуйста, человек, фактически оправдавший зверство, названное «одесской Хатынью», получает возможность нести, так сказать, своё «творчество в массы».

Кстати, «привёз» Ройтбурда в Третьяковку скандальный галерист Марат Гельман – тот самый, который клеветал в адрес Русской Православной Церкви, называл Россию агрессором после госпереворота в Киеве и последовавшей за ним гражданской войны в Донбассе и утверждал, что из-за Путина Россия теряет время. Пять лет назад он уехал жить в Черногорию.

Господин Гельман скрылся из России на пять лет. А теперь вернулся и приводит на выставки в Третьяковку глумливых друзей – почуял «оттепель в искусстве»? Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва».

А когда вернулся недавно, обнаружил в Москве «печальное зрелище», по его выражению, отметив, что исчезло в России «протестное искусство», поскольку то, что осталось, «свелось к дизайну интерьеров». И вновь принялся устраивать выставки – в Третьяковской галерее в том числе.

Но, уверяет Гельман, не он навязывает руководству Третьяковки работы, а музей сам определяет, что он хочет взять, а что – нет.

И это признание, между прочим, имеет ключевое значение – в том числе в случае с «боевиками на привале».

Что же касается работы Алексея Каллимы, открыто признававшегося, что его вдохновляли «чеченские боевики – отчаянные парни, которые ничего не боялись» (это ведь не единственная картина подобного рода, есть и более жёсткие: на одном свободолюбивый бородач, допустим, убивает русского бойца федеральных войск), то этой историей теперь займётся прокуратура. 

Как, кстати, и организаторами выставки, допустившими «Между случайностью и необходимостью» на всеобщее обозрение.

Ведь если это случилось, значит, либо они разделяют точку зрения автора («по Гельману»), либо там такой бардак, что никто не следит за наполнением выставок, либо там всем просто всё равно, что именно входит в список экспонатов.

Соответствующее заявление в надзорное ведомство Москвы подал председатель Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый Орёл» и учредитель «Первого русского» Константин Малофеев.

Но что нас действительно удивляет, так это не то, что подобное «творение» позволил какой-то, так сказать, художник. А то, что полотно выставила у себя уважаемая государственная Третьяковская галерея. Это, конечно, серьёзный симптом, и с ним нужно разобраться. Одно дело, если это показывать в частной галерее своим друзьям. И совсем другое – если это выставлено в государственной галерее, существующей в рамках концепции воспитания и культуры, принятой в России. Случившееся – невозможная публичность для таких артхаусных экспериментов,

– пояснил свою жёсткую позицию по отношению к инциденту Малофеев.

«На обозрение широкого круга зрителей»

По словам юриста Александра Железникова, который ведёт правовое сопровождение обращения в прокуратуру Москвы, есть все основания проверить действия и художника, и руководства Третьяковской галереи на предмет соблюдения действующего законодательства России.

В частности, ответственность предусмотрена Уголовным кодексом – за оправдание актов терроризма, это статья 205.2. Мы также хотим, чтобы были проверены и приняты меры прокурорского реагирования в случае нарушения закона об экстремизме, и привлечь либо к административной, либо к уголовной ответственности по статье 282 УК РФ – по признаку разжигания ненависти к категории лиц федеральных служащих,

– отметил Железников.

Одно дело, продолжает он, если бы Каллима просто нарисовал картину и держал её, условно говоря, дома – в этом случае его ответственность была бы меньше, чем руководителей Третьяковки, где «художество» оказалось выставлено на обозрение широкого круга зрителей.

Поэтому, продолжает он, естественно, речь в перспективе должна идти о соответствующей культурологической экспертизе.

Между тем санкции статьи 205.2 УК РФ («Публичные призывы к терроризму, публичное оправдание терроризма, пропаганда терроризма», ч.1) предусматривают наказание от штрафа в 100 тысяч рублей до пяти лет лишения свободы.

Вот уж чудесный сюжет для государственного музея: два приятеля-боевика на привале. Фото: Сергей Киселёв / АГН «Москва».

Причём, если смотреть практику судебных дел за последние несколько лет конкретно по этой статье Уголовного кодекса, то обращают на себя внимание два момента: во-первых, выросло количество соответствующих дел, а во-вторых, большинство фигурантов получают всё-таки реальные сроки, а не штрафы.

Так, в 2016-м (в выборку Царьграда мы включили только 1-ю часть, а не 2-ю, где речь идёт о деяниях с использованием СМИ) по ст. 205.2 УК РФ были осуждены 43 человека, из которых 28 – к лишению свободы, в 2017-м – 67 (в том числе 51 подсудимый получил срок), в 2018-м – 51 и 41 (соответственно), в 2019-м – 46 и 41.

Прокуратура поставит вопрос ребром: кого восхваляет госучреждение культуры?

Однако большинство этих историй связаны с репостами и заявлениями в социальных сетях.

Так, например, в 2015-м некий рецидивист Лисовец из Калининграда отправился на четыре года на зону за призывы к джихаду, в 2017-м некто Рабаданов из Хабаровска, «приверженец радикально религиозных взглядов», получил 2,5 года колонии-поселения за восхваление террористов, в 2019-м крымского анархиста Каракашева осудили на шесть лет и так далее.

Целая череда уголовных дел (из свежих) возникла после нападения на управление ФСБ в Архангельске в 2018-м, а также налёта на Лубянку в декабре прошлого года.

Одно из них расследуется прямо сейчас – в отношении активистки «Левого сопротивления» Дарьи Полюдовой, которая, по версии следствия, оправдывала действия стрелка Евгения Манюрова, убившего двух чекистов и ликвидированного ответным огнём.

Но, ещё раз оговоримся, речь идёт в основной массе о радикальных сетевых «писателях» и тех, кто себя к таковым причисляет.

В случае же, с которым требует разобраться «Двуглавый Орёл», фигурантом выступает музей. И вот здесь уже всё гораздо серьёзнее.

Председатель Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый Орёл» Константин Малофеев лично направил заявление в адрес прокурора Москвы Дениса Попова. Фото: телеканал Царьград.

Как можно говорить о противодействии экстремизму и терроризму, если фактический доступ к тому, что его, выражаясь языком кураторов выставки, романтизирует, получают все – в том числе молодёжь, которой как раз больше прочих и интересно современное, так сказать, искусство, если к таковому можно причислить работы некоторых «творцов»?

До сих пор по статье «Оправдание терроризма» привлекали блогеров, интернет-троллей и полусумасшедших экстремистов, которые репостили чужие ссылки на тему терроризма, писали восхищённые комментарии, призывы. Теперь местом восхваления террористов и разжигания ненависти стала государственная Третьяковская галерея. Подобное отношение к истории, культуре России нужно искоренять. Особенно если такое происходит в уважаемом государственном учреждении. Теперь этой ситуацией займётся прокуратура. Должностные лица Третьяковской галереи, которые допустили подобное, должны быть наказаны. Вплоть до уголовной ответственности,

– резюмирует Константин Малофеев.

Так что у надзорного ведомства есть все основания «зайти» в Третьяковку. И поставить вопрос ребром.





Источник

1 - 1
Posted by admin/Posted ago